Прогресс или преображение

Страница 1

«Прогресс и преображение» — так была названа речь профессора Императорской Московской Духовной Академии архимандрита Илариона (Троицкого), ныне прославленного в лике священномучеников. В ней он еще в 1914 году отмечал, что человеку, «сомневающемуся в ценности прогресса или совсем этой ценности не признающему, грозит побиение всяким дрекольем» нашими западниками или современными европейцами(1). Почему? Потому, что «идеал Православия есть не прогресс, а преображение»(2).

«Христианство возвестило одну из самых мрачных эсхатологии, оно предупредило, что в конце концов силам зла будет дано вести войну со святыми и победить их (Откр. 13, 7)»(3). Не желая принять евангельское Откровение, атеистическое сознание отвращается от истины и избирает идеи, льстящие слуху. Одна из них — идея прогрессивного развития науки, общества, искусства, каждый из этапов которого неуклонно будет приносить человечеству все новые и новые блага.

Однако, несмотря на льстящее слуху звучание подобных заверений, в наше время все чаще и чаще слышатся щемящий душу металлический лязг и стоны жертв, сопровождающие восхождение по ступеням прогресса. Все чаще и чаще идея прогресса воспринимается как жесточайший, ни от кого не зависящий процесс, почти слепой рок, а точнее, как некий асфальтный каток, подминающий под себя все встречающееся на пути. При этом уверяют, что все это к лучшему, ибо слово «прогресс» и означает движение к лучшему. Но почему-то умалчивают о том, что люди вряд ли могут достигнуть согласия в том, что считать лучшим, а что худшим. Так, для уже упомянутого «теоретика» фетальной терапии Г. Сухих «лучшее» — это развитие его дела и широкое использование биомассы из младенцев в лечебных целях. При этом «лучшей» фетальная терапия становится по причине того, что она — неизбежное следствие научно-технического прогресса. Но движение ли это к лучшему, то есть прогресс ли это?

Прогресс ли это — создание в XX веке ядерного и биологического оружия для массового уничтожения людей? Прогресс ли это — экологический кризис, следствие прогрессивного развития науки и промышленности, который обрекает каждого ребенка, рождающегося в нынешней агрессивной экологической среде, на болезни? Прогресс ли это, когда под знаменем прогрессивного развития науки и ради получения «объективного» знания вживляются раковые клетки в организм здорового человека? Или когда ради «объективной» информации и интересов науки отказываются от лечения умирающего больного? Или когда без ведома и согласия больных их используют для клинических испытаний новых лекарственных препаратов? К сожалению, перечень подобных примеров, сопровождающих современную научную работу, может занять не одну страницу.

Именно под впечатлением «прогрессивного» развития науки в XX веке в западной методологии науки возникло понятие «рациофашизм» (П. Фейерабенд), которым обозначено наличие обратной стороны этого развития, ставящей под сомнение саму идею прогресса. Нельзя не согласиться с Клайвом Льюисом, когда он пишет: «Мы все лучше умеем лечить и вызывать болезни, облегчать и причинять боль, умножать и растрачивать природные богатства . Починим там, сломаем тут, сменим старые беды на новые»(4). При этом нельзя не увидеть, что новые беды оказываются пострашнее старых. Чего стоят одни только ожидаемые социокультурные последствия современных биомедицинских технологий? Например, клонирование человека с целью получения его «оригинальных копий», «запасных частей». Или новая форма размножения по различным методикам искусственного оплодотворения. Или распространение генетического тестирования, опять же для улучшения общества. Или вмешательство в геном человека, что вообще ставит под угрозу существование человеческого рода . Эти проблемы выходят далеко за рамки науки и касаются как каждого человека, так и судеб общества в целом. И здесь речь уже не о прогрессе, а о том, способно ли будет общество просто выжить в условиях развития таких «прогрессивных» исследований.

Страницы: 1 2 3

Интересное из раздела

Физико-химическое обоснование основных процессов производства метанола
Равновесие реакции образования метанола. Процесс получения метанола основан на взаимодействии водорода и окиси углерода: 2Н2 + СО « СНзОН + 21,67 ккал Реакция может протекать как в прям ...

Топливный насос Б9В
Топливный насос Б9В –диафрагменный, с механическим приводом от эксцентрика кулачкового вала двигателя. Между фланцем насоса и привалочной площадкой блока двигателя, куда крепится насос, у ...

Результаты работы
Проведенные нами исследования показали, что дифиллоботриоз рыб широко распространен в близлежащих к г. Костроме районах. Практическая каждая четвертая щука является носителем плероцеркоидо ...